История училища

   В годы Великой Отечественной войны, когда советские войска практически полностью освободили территорию СССР от фашистских оккупантов, опираясь на прошлый опыт организации подготовки кадров для армии и флота, в стране были созданы суворовские военные и нахимовские военно-морские училища по типу кадетских корпусов. Создание таких училищ было велением времени и стало заметной страницей в истории советской армии и флота. Первоначально в училища, как правило, брали «детей воинов Советской Армии и Военно-Морского Флота, партизан, советских и партийных работников, рабочих и колхозников, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны». В них принимались мальчики в возрасте от 10 до 14 лет с общеобразовательной подготовкой соответствующей возрасту в объеме 2 — 6 классов начальной школы. Воспитанники училищ находились на полном государственном обеспечении, им была установлена военная и военно-морская форма одежды. Страна в условиях жестокой борьбы с фашизмом нашла возможность и окружила детей войны заботой и вниманием. Для этого из действующих флотов и фронтов были отозваны  опытные педагоги и воспитатели, найдены удобные помещения для жилья и учебы, создана соответствующая материальная база.

   Нахимовские военно-морские училища, как средние учебные заведения закрытого типа, были образованы в соответствии с постановлением СНК СССР и ЦК ВКПБ от 21 августа 1943 года и предназначались для подготовки юношей к обучению в высших военно-морских учебных заведениях с последующей службой в Военно-Морском флоте в качестве офицеров. Наименование «Нахимовские» они получили в честь великого русского флотоводца адмирала Павла Степановича Нахимова, героя Крымской войны 1853-1856 гг. Он особенно дорог нашему народу тем, что максимум своих интеллектуальных и моральных сил отдал служению России в наиболее тяжелый промежуток времени, от кровавого подавления восстания декабристов до Крымской войны. П.С. Нахимов был прогрессивным военным деятелем, признанным авторитетом в различных областях военно-морского дела, талантливым воспитателем моряков.

«Из трех способов, — говорил П.С. Нахимов, — действовать на подчиненных: наградами, страхом и примером — последнее есть вернейший».

   Училища создавались в нескольких городах: с 1943 г. в городе Тбилиси, в 1944 г. – в Ленинграде и в 1945 г. – в Риге. Первым, приказом Народного комиссара Военно-Морского Флота Н.Г. Кузнецова от 16 октября 1943 г., было создано Тбилисское Нахимовское военно-морское училище. Из первых воспитателей и преподавателей можно назвать Брусникина Евгения Васильевича, Ченчика Николая Филипповича, Мишина, Панина, Шайхетова Бориса Владимировича, Потапова Леонида Николаевича, Делюкину Татьяну Валентиновну, Грицак Ольгу Федоровну, Кельс  и многих других, чьи имена навсегда в каждом сердце их воспитанников. А первыми, кого пришлось воспитывать и учить, были юные фронтовики, сыновья полков и юнги флота, имевшие боевые награды. Среди них участник героической обороны Севастополя Борис Кулешин и партизан Василий Чертенко, на груди которых сияли орден «Красной Звезды» и многие медали, у Василия Осадчего – три боевых медали, Борис Кривцов был награжден медалью «Адмирал Нахимов», Константин Гавришин медалью «Адмирал Ушаков», Петр Паровов орденами «Красной Звезды», «Славы» 3-й степени и медалью «За отвагу», юнга с торпедного катера Валерий Лялин, за проявленное мужество, награжден орденом «Красной Звезды». В ту пору им было всего по двенадцать — пятнадцать лет.

   Условия жизни, быта, процесса обучения и воспитания совершенствовались, постоянно улучшалась материально-техническая база училищ. Распорядок был военным, который предусматривал подъем, физзарядку, занятия, обед, отдых, ужин, самоподготовку, свободное время, вечернюю прогулку и отбой. Культурный досуг украшался концертами, подготовленными своими силами и приглашенными артистами, культпоходами в театры, музеи и кино. Выход училища в тот или иной театр, был всегда событием. В торжественном строю, под оркестр, нахимовцы шли по городу с песнями.

   Знания получали сначала в слабо оборудованных помещениях, а затем в новых учебных классах и кабинетах по военно-морской подготовке, физике, химии, биологии, истории и географии, рисования и черчения, литературы и математике. Трудовые знания и опыт нахимовцы получали в столярных, радиотехнических и других мастерских. Была и трудовая практика. Нахимовцы ремонтировали дороги, занимались всевозможными хозяйственными работами, разгружали баржи с дровами, вагоны с углем и т.п. С каждым годом уроки становились все живее, интереснее и нагляднее. В классах и кабинетах постепенно стало появляться современное оборудование, разнообразные учебные пособия, кинопроекторы, магнитофоны и другая современная аппаратура. Обучали бальным и классическим танцам.

   В училищах была создана такая обстановка для занятий, которая позволяла изучая теорию, развивать у нахимовцев морские качества, прививать любовь к романтике флотской службы, давать глубокие и всесторонние общеобразовательные знания. Большое внимание уделялось строевой подготовке, которая способствовала высокой слаженности и воинской выправке, воспитывала чувство флотского товарищества, коллективизма, другие качества и навыки, необходимые будущим офицерам. Особую роль, безусловно, отводилось учебной практике, включавшей в себя военно-морскую, общевойсковую и физическую подготовку.

   Практический опыт, физическую закалку воспитанники всех училищ приобретали в летних лагерях на Черном море в поселке Фальшивый Геленджик, на Балтике, и в одном из живописных уголков на Карельском перешейке. В морских походах на шлюпках и кораблях проверялись моральные и физические качества каждого нахимовца.

   Вслед за Тбилиси, на основании Постановления  Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 21 июня 1944 года № 745, приказом Народного Комиссара ВМФ СССР от 23 июня1944 года № 280 были созданы Ленинградское, а в 1945 г. — Рижское Нахимовские военно-морское училища.

   Как вспоминал первый начальник Ленинградского Нахимовского военно-морского училища, тогда капитан 1 ранга, а впоследствии контр-адмирал Изачик Н.Г., он получил распоряжение от командования согласовать все организационные вопросы с руководством Ленинграда, подобрать удобное здание и необходимый персонал. Городские власти поддержали предложение военных моряков и обратились в правительство с предложением открыть самостоятельное училище, хотя сначала  речь шла об открытии только филиала уже существовавшего  Тбилисского Нахимовского военно-морского училища. Непросто было подобрать здание для размещения училища. Из нескольких вариантов Николай Георгиевич Изачик выбрал здание на берегу Невы и Большой Невки. Оно было построено в память основателя Российской империи и Российского флота как училищный дом имени Петра Великого. Его шпиль украшала фигура кораблика-галеры. Налицо были все флотские атрибуты. Этот выбор оказался удачным и все последующие годы нахимовцы глубоко благодарны первому начальнику за столь удачный выбор здания по размещению училища.

       18 сентября 1944 г. состоялось первое зачисление в Ленинградское Нахимовское училище. Кандидаты переходили в ранг воспитанников.  Первым делом их  стригли наголо, переодевали в матросскую форму и отправляли в лагерь. Организация была армейской: класс назывался взводом, два взвода (позднее — три, а потом и четыре) составляли роту; роты нумеровались от старшей — первой, куда входили семиклассники, до младшей — пятой, соответствовавшей третьему классу. Классы (или взводы) нумеровались двойной цифрой. Первая — номер роты, вторая — номер взвода в роте (вместо буквы в гражданской нумерации). Получалось непривычно и сложно, например: «воспитанник 13-го класса» означало, что он учился в 7-в классе, а «воспитанник 51-го класса» — соответственно в 3-а. В Тбилиси, к слову сказать, нумерация была трехзначной: номер роты, потом номер взвода, а третья цифра обозначала класс в общепринятом значении (десятый обозначался нулем). В классы (с третьего по седьмой) или, говоря военным языком, «по ротам» ребята определялись не с учетом возраста, а с учетом полученной ранее подготовки и имеющегося у них уровня знаний, поэтому одноклассники, как правило, отличались по возрасту, и разница доходила до четырех лет. Это были как раз годы, отнятые войной…

   Воспитанник — первое официальное воинское звание, хотя в народе ребят сразу стали называть нахимовцами. Из числа наиболее опытных и активных назначались младшие командиры, им присваивалось очередное звание «вице-старшина».    У этих ребят были особые отличия на погонах, но дисциплинарной властью они не обладали, а исполняли, скорее, роль звеньевых и старост класса, как в обычных школах. Так как нахимовцы по малости лет не принимали воинскую присягу, то и власть взрослых не была такой, как в действующем флоте.

   Состав воспитанников был весьма пестрым. В их среде существовали неписаные законы детского сообщества. На первых порах они держались группами — боялись, не обидел бы кто; и объединялись по-своему — сначала фронтовики, однополчане, земляки, товарищи, потом уже — взводы и роты. Были и свои авторитеты, то есть те, кто фактически определял ход и течение училищной жизни. Быстро появились клички и прозвища. И, в конце концов, образовалось своего рода «тотемное» самоназвание нахимовцев. Они стали называть себя «питонами». Впервые сочетание слов «воспитанники — воспитоны — питоны» зафиксировано в стихотворении А. Генкина (2-я рота), написанном в 1947 г. Но, по мнению его друга В. Солуянова, это прозвище появилось гораздо раньше. Его, по созвучию со своей фамилией, получил Валентин Воспитанный, зачисленный в старшую (1-ю) роту в 1944 г. Звание «питон» — очень почетное. Позже Нахимовское училище, в параллель «системе» (так назывались на морском жаргоне высшие военно-морские училища) получило неофициальное, почти географическое, вызывающее уважение название — «Питония». Оно, несмотря на все запреты, пережило десятилетия.

   В первый учебный год за парты сели 408 воспитанников в возрасте от 10 до 14 лет. Многие из них, такие как Николай Сенчугов, Петр Паровов и многие другие, пришли в училище прямо с фронта, имели боевые награды. Конечно, снова сесть за парту было для них нелегким делом, но большинство преодолели трудности учебы и успешно окончили училище.

   В 1948 г. состоялся первый выпуск, который проходил торжественно на борту крейсера «Аврора». Этот исторический корабль, участник русско-японской, русско-германской и Великой Отечественной войн, был по предложению адмирала И.С. Исакова установлен рядом с училищем на вечную стоянку как живое напоминание нахимовцам о традициях и героических подвигах моряков Российского и Советского флотов, а также как учебная база для изучения военно-морского дела.

   Начальники, педагоги, воспитатели тех давних лет — их вклад в становление Нахимовского движения огромен. И конечно, главным результатом их труда являются выпускники. За прошедшие десятилетия более 14000 выпускников получили путевку в жизнь. Большинство выбрало нелегкую флотскую службу, многие командовали кораблями и соединениями, да и сейчас практически на каждом боевом корабле Военно-Морского Флота России служат выпускники училища.

   Звезды Героя Российской Федерации удостоены пятеро выпускников Ленинградского Нахимовского военно-морского училища: капитан 1-го ранга Опарин А.И., контр-адмирал Хмыров В.Л., контр-адмирал Березин А.А., генерал-майор Апакидзе Т.А. и капитан 1-го ранга Справцев С.В. Адмиральские погоны носят нахимовцы первого набора Радий Зубков, Юрий Ефимов, Анатолий Шлемов, Владлен Наумов и Александр Богатырев, Владлен Лободенко их более молодые соученики Владимир Высоцкий, Николай Максимов, Олег Бурцев, Владимир Захаров, Андрей Воложинский, Михаил Ильиных, Александр Шуванов и многие другие. Всего же около 60 выпускников Нахимовских военно-морских училищ дослужили до адмиральских званий и 14 стали генералами.

   Во время Карибского кризиса выпускник 1949 г. Борис Кузнецов находился на подводной лодке у берегов Америки (награжден орденом «Красной Звезды»). Были нахимовцы и на полигонах, где испытывались мощные ядерные бомбы, и в Чернобыле, и в Афганистане, и в других горячих точках планеты. На первой советской атомной подводной лодке «К-3», которая в июне 1962 г. достигла Северного полюса, служил с первых дней ее драматической истории до аварии 1967 г. штурман Олег Певцов, выпускник 1952 г., награжденный орденом Ленина. Восьмым командиром этой лодки, уже носившей имя «Ленинский комсомол», в 1984-1986 гг. был Олег Бурцев, выпускник 1970 г. Со времени появления первых атомных подлодок, возможно, на той же «К-3», начинал в 1956 г. свою службу Эрик Ковалев, а в 1969 г. он командовал лодкой, впервые в истории нашего флота погрузившейся на глубину 400 метров.

   Выходы в море происходили в обстановке острого противоборства с американским подводным флотом. 21 июля 1970 г. атомная подводная лодка К-108 под командованием капитана 2 ранга Бориса Багдасарьяна, которого начальник училища капитан 1 ранга Н.Г. Изачик чуть было не исключил из училища, на боевой службе столкнулась с осуществлявшей слежение подводной лодкой США. Корпус советской субмарины оказался прочнее американской, у командира в качестве «сувенира» остался на память кусок обшивки «американца». А командиром стратегического атомохода К-219 во время аварии 1986 г., случившейся в Саргассовом море, у берегов Америки, был также нахимовец выпуска 1968 г. капитан 2 ранга Игорь Британов. На его лодке произошел взрыв в ракетной шахте и пожар. Лодка затонула, но благодаря мужеству и грамотным действиям экипажа была предотвращена экологическая катастрофа.

   Из простых и честных поступков нахимовцев, их высоких боевых и морально-нравственных качеств вырастает неизменная готовность к подвигу, пожертвовать собой во имя гражданского, воинского долга и Отечества. Так, 10 августа 1956 г. в поселке, где проводил летний отпуск нахимовец 2 роты С. Денисов, загорелся дом. Станислав проявил мужество в борьбе с пожаром, а в адрес начальника училище пришло благодарственное письмо от председателя поселкового совета. 13 августа 1966 г. курсант 1-го курса ВВМУРЭ им. А. С. Попова Константин Несмиян погиб при задержании преступника, за что был удостоен государственной награды – медали «За отвагу» (посмертно). В октябре 1981 г., выполняя интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан, погиб выпускник училища (1966 г.) капитан 3 ранга Федор Гладков, награжденный орденами «Красной Звезды» и «Красного Знамени» (посмертно).

   В сентябре 1992 г. за честь флота вступился Дмитрий Петровский, получил удар ножом в сердце и чудом выжил, спасенный военными врачами. Через полгода адмирал И. В. Касатонов вручил ему орден «За личное мужество». Во время аварии на атомной подлодке «Комсомолец» 7 апреля 1989 г. погиб штурман капитан-лейтенант Михаил Смирнов. Проявили мужество во время аварии офицеры Андрей Махота и Константин Федотко (выпуск 1982 г.), награждены орденом «Красного Знамени». В обследовании места аварии лодки участвовал ветеран флота, специалист по глубоководным погружениям Леонид Лей, выпускник училища 1951 г. На подводной лодке «Курск», гибель которой 12 августа 2000 г. потрясла весь мир, нахимовцев было семеро. Это офицеры Вадим Бубнив, Сергей Логинов, Андрей Милютин, Дмитрий Репников, Максим Сафонов, Алексей Станкевич, Илья Щавинский. 17 июля 2001 г. во время демонстрационного полета, выполнив все фигуры высшего пилотажа и пытаясь спасти неуправляемый самолет, погиб Герой Российской Федерации генерал-майор Тимур Апакидзе (выпуск 1971 г.).

   За годы существования нахимовских училищ не одно поколение юношей прошло школу флотской дружбы и настоящего братства. Все они воспитаны в духе верности воинскому долгу, отечеству, славным боевым традициям Российского военно-морского флота. И есть уверенность в том, что как бы ни сложилась в дальнейшем жизнь выпускников-нахимовцев, они останутся до конца своих дней верными флотскому, нахимовскому братству.

    С 1955 г. действует одно Нахимовское военно-морское училище, в Ленинграде (ныне – Санкт-Петербурге). За последние десятилетия система комплектования воспитанниками претерпела ряд преобразований и в настоящее время в училище обучаются юноши с 5 по 11 класс. Сегодня Нахимовское ВМУ и его филиалы представляют собой среднее специализированное учебное заведение закрытого типа, с военно-морской направленностью обучения, которое дает общее среднее образование и готовит воспитанников к поступлению в высшие военные, военно-морские, учебные заведения страны. Училище и его филиалы  располагают прекрасной учебно-материальной базой, высококвалифицированными кадрами персонала, педагогов, воспитателей и обслуживающего персонала. Нахимовское военно-морское училище расположено в историческом центре Санкт-Петербурга, у легендарного крейсера «Аврора», где воспитанники не только познают «азы» флотской жизни, но и приобщаются к славной истории и традициям отечественного флота.

   Начиная с 1991 г. нахимовцы участвовали в дальних морских и заграничных походах. За эти годы они побывали в Финляндии и Голландии, Англии и Франции, Бельгии и Дании, Греции и Болгарии и других странах. Нахимовцами под руководством опытных офицеров училища капитана 1 ранга А.А. Попкова, капитанов 2 ранга В.Г. Демкина, В.И. Строгова совершены походы в Атлантику и вокруг Европы с посещением морей, где славно сражались и выполняли свой долг перед Родиной русские моряки. На груди у многих нахимовцев засияли знаки «За дальний поход», и это окрыляло их в учебе и дальнейшей службе. Училище многие годы представляло Военно-Морской Флот на военных парадах в Москве и Санкт-Петербурге. Неизменная оценка командованием их участия в парадах — «отлично». В 1996 г. за образцовое прохождение по Красной площади парадный полк училища получил личную благодарность Верховного главнокомандующего — Президента России. Высокие строевая выучка и военная выправка — отличительные качества воспитанников Нахимовского военно-морского училища. Эти же качества они показали и на Главном морском параде в честь 300-летия Флота России в Санкт-Петербурге в июле 1996 г. Традиция участия нахимовцев в военных парадах на Красной площади, посвященных Великой Победе, возрождена в 2013 г. Каждый участник парада награждается медалью Министерства обороны России «За участие в параде», что является у нахимовцев основанием для гордости.

Выпускники училища служат на передовых рубежах защиты Отечества. Они свято чтят завет адмирала Павла Степановича Нахимова:

«У моряка нет трудного или легкого пути. Есть один путь — славный!»
П.С. Нахимов